Американский бизнес

1

Бизнес по-американски

Время — деньги. Потеряешь время, не получишь деньги. Ищи время, чтобы делать деньги. Все эти крылатые слоганы, прочно вошедшие в наш обиход, не являются порождением постсоветского пространства, и, если покопаться в седой славянской истории, их нельзя отнести к нашим достижениям в области фольклора. Скорее наоборот, наши изумительные сказки с детства учили тому, что приложение усилий для получения материальных благ вовсе необязательно. Главное – поймать за хвост удачу. При этом мечтать о богатстве и благополучии принято было не напрягаясь, лежа на печи. Или поймав рыбку. То есть ориентированность на каждодневный упорный труд абсолютно необязательна. И уж совсем нам чужды сказки других народов, в которых воспевается труд, каждодневный и упорный, дающий взамен блага в объеме, пропорциональном приложенным усилиям. Хочешь еще – трудись до седьмого пота, и тебе воздастся.

Вынесенные в начале абзаца призывы пришли к нам «из-за бугра», где они являются нормой жизни. Сотни лет назад, закладывая фундамент отношений между людьми, совершенно четко было определено – только труд дает право рассчитывать на получение благ. Затем это правило многократно мутировало, развивая принцип, впоследствии декларируемый коммунистами – от каждого по способностям, каждому по труду, а затем усиленный, с их точки зрения, в последней фазе построения мифического коммунизма – каждому по потребностям, презрев тот факт, что объективный ход истории развенчал все эти несостоятельные теории, начиная от Сен-Симона и Фурье и заканчивая Марксом и Лениным, на пару со Сталиным.

А объективным дополнением к этому принципу было лишь то, что надо уважать не только труд конкретного человека, но и труд всех его родных, последователем коих он является. При этом вопрос морали не стоит – блага заработаны, и пользоваться ими имеет право только тот, кто по рождению имеет к ним отношение. Ну, а если приходится начинать с нуля, не вини своих родных, что не дали вволю насладиться бездельем, упорно трудись и дай отсчет новому поколению хозяев жизни. При таком подходе не только декларация необходимости постоянно трудиться и получать заработанные материальные блага является основой нормального общества, но и понимание того, что преемственность наработанного многими поколениями есть норма жизни, основа благополучия семьи. И тогда не возникает мысль отобрать у сильных мира сего что-либо, ибо плату за блага многих теперешних поколений внесли предыдущие. Именно в такой живой взаимосвязи мы и должны видеть самое существенное отличие между двумя системами общественной жизни, которые до недавнего времени пытались соревноваться на всем пространстве земного шара, а сейчас, декларируя общность интересов, по сути, остались антагонистами благодаря сознанию, которое не подверглось существенному изменению в постсоветских государствах. Безусловно, процесс идет. Пример тому – бывшие западные республики великого СССР, ушедшие в отрыв побыстрее и по¬дальше от декларируемых благ к реальным.

К чему такое вступление научного толка, не на уровне беллетристики? Дело в том, что богатый человек – это продукт самого общества, которое его оценило, взяв за критерий самые различные стороны его индивидуальности. И аморально и недопустимо огульное отрицание достоинств богатых людей, культивирование лапотника и горемыки в государственном масштабе, делая из людей подобного толка эталон для всех. Бесперспективно и даже преступно пытаться вдолбить в сознание своих граждан идею уравниловки и одновременно уповать на инвестиции от тех, кто не желает жить по такому принципу. Совершенно очевидно, что людей, неординарно мыслящих и умеющих зарабатывать деньги, создающих условия жизни для других, не так много. Именно поэтому их опыт, результаты их труда должны всячески пропагандироваться и, не побоюсь этого слова, ставиться в пример всем остальным. Но пока до этого далеко. Нашу ментальность продолжают формировать рассказы совсем иного толка. Та же золотая рыбка, только с привкусом крови. В Закарпатье, существует поверье об «опричниках», попросту говоря, бандитах, которые организовали свой промысел в этом замечательном крае, убивая богатых и перераспределяя ими заработанное среди бедных. И действовали эти банды не одно столетие. А что же, собственно, привнесли эти соловьи-разбойники в культуру, экономику края, чем оставили след в истории и развитии края?

Именно эти отличия и являются основой американского подхода к бизнесу, экономическим результатам труда многих поколений. Экскурсоводы живописуют истории династий Рокфеллеров, Дюпонов, Морганов – людей, чьи имена связаны с развитием и становлением Америки. Так же актуально, как и сотни лет назад, звучат рассказы о Генри Форде, о первых заработанных им деньгах. Это ставится в пример, это эталон поведения. Ведь совершенно очевидно, что только обладание значительными ресурсами дает возможность не только вкладывать в развитие производства, но и заниматься благотворительностью, способствовать развитию искусства, созданию фондов финансирования науки. Эта взаимосвязь четко прослеживается и всячески поощряется. Одним из важных показателей успешности бизнеса является благотворительность, реализовавшая себя в замечательных музеях, созданных на средства успешных людей. Чего стоят занесенные во все туристические каталоги мира Рокфеллер-центр в Манхэттене, сады Дюпона и многие другие достопримечательности.

Но было бы ошибкой считать, что процессы формирования большого капитала происходят плавно и безоблачно. Вся жизнь людей бизнеса – это борьба и, поверьте, не только за денежные знаки. Эти люди притягивают к себе постоянное пристальное внимание, в первую очередь прессы, которая с еще большим удовольствием, чем «сальную» новость из личной жизни генералов экономики, раструбят о проблемах экологии на их производстве или бесчеловечном отношении администрации предприятия к матери-одиночке. За примерами, как говорится, далеко ходить не надо. Этот процесс «морализации» идет постоянно и неуклонно. И если последний, в центре, которого был известный герой пластико-певческого жанра Майкл Джексон. Он потребовав мобилизации всех сил певца, любителя детишек, привлечения к отбору в присяжные заседатели 750 человек с тем, чтобы выбрать самых достойных (и выбор был верным, судя по вердикту – не виновен), и свидетельства известных мастеров кино, таких, как Маколей Калкин, кстати, наказанный за хранение наркотиков двумя годами условно, то на втором скандале и последовавшей изоляции от общества мульти-миллионерши (а кто говорит, и миллиардерши), я хочу остановиться более подробно, чтобы попытаться передать ту атмосферу, в которой делаются деньги в Америке.

Марта Стюарт. Полька. О возрасте женщин не говорят, поэтому ограничусь условным уровнем – бальзаковский возраст давно ушел в небытие. Любимица и обожаемая ведущая десятков программ на американском телевидении. Основной контингент ее зрителей – домохозяйки и женщины, что не одно и то же. Именно умение разграничить эти две категории и снискало добрую славу Марте. Кроме того, она издавала несколько десятков журналов, пропагандировавших здоровую пищу, а также умение ее приготовить. Такая же масштабная работа проводилась ею по оздоровлению нации и воспитанию гастрономических вкусов в передачах на радио. Блестящие реляции в ведущих печатных изданиях страны, фурор и, как следствие, потоки денег. Все было прекрасно, пока в прессу не просочились сведения о том, что одну из своих компаний, сущий пустяк в общем объеме, стоимостью что-то около 60 миллионов, Стюарт продала на¬кануне падения акций этой компании. Причем не по спекулятивной цене, не с поддельными подписями (да, я, кстати, она ни¬когда не была невесткой президента, а пробивалась в бизнесе сама, начав с нуля, равно как и не принадлежала к финансово-промышленной группе). Но вопрос, поднятый прессой, требовал ответа. И как следствие – Марта Стюарт была осуждена и приговорена к 5 месяцам тюрьмы. Но вовсе не за то, что продала за 60 миллионов свою компанию накануне ее банкротства. Вовсе не за то, что, как оказалось, (и в это вполне можно поверить), ввиду огромной занятости у нее просто не было времени отслеживать свои финансовые дела. Ее задача была – зарабатывать деньги, чтобы пополнять свои активы в банке. А финансами занимались, опять-таки по договоренности и не бесплатно, ее лоэры, по-нашему юристы, один из которых и посоветовал продать компанию, пока, как говорится, не началось. Помните, как в анекдоте. У одного мужика сперли чемодан на вокзале, а он, желая получить его назад, прибегнул к грубому шантажу. Выйдя в центр зала, он громко заявил: «Отдайте чемодан, а то будет то, что было в Одессе». Естественно, вор испугался и тут же вернул чемодан. Но, преодолев страх, все, же поинтересовался: «А что было в Одессе?» На что успокоившийся мужик ответил: «Да, подлецы, украли и не вернули». Марте так поступить посоветовал ее юрист, это тоже установил суд. Так в чем же дело, почему не оправдать ее, как Джексона? Ан нет. Оказывается, многоуважаемый знаток кулинарных рецептов солгала. Солгала, потому что на каком-то одном из первых допросов, не призналась, что это лоэр ей посоветовал, а сослалась на свою интуицию. И вот за то, что она обманула суд, долгое время, не признаваясь в получении совета (что само по себе абсолютно логично, разве она не для этой цели юриста наняла), гуманный суд ей отмерил небольшую по американским законам (например, Джексону за инкриминируемые ему деяния светил срок в 21 год) меру – вынужденную временную паузу в работе в компании, которую, как говорится, не выбирают. Никто в Америке не защищен никакими связями, положением от ситуаций, в которых суд и общество выясняют причины, их интересующие. Любой отход от общепринятых правил игры, которые опираются не на телефонное право и кумовство, ведет к совершенно объективной позиции – объяснись, докажи и, если виноват, понеси наказание. Но это не клеймо на всю жизнь и не повод для обсуждения на кухне. Та же Марта Стюарт, отбыв наказание, в настоящее время восстанавливает свою репутацию первого кулинара страны на телевидении.

Особняком стоит вопрос о наших новых русских, украинцах, азербайджанцах и прочих. Встречаясь периодически с американцами на вечеринках, а они, как и мы, очень любят поговорить после полстакана виски со льдом, наблюдаешь, как в глазах у них загорались искры, когда они заговаривали... о богатых людях. Они пытались сравнивать старинные, известные на весь мир американские бизнес-династии, их тернистый путь к вершинам славы и богатства с нашими нуворишами, умудрившимся в одночасье составить конкуренцию по богатству великим мира сего. Но эта тема быстро исчерпывалась, так как совершенно понятен был абсолютно несовместимый даже с американскими мерками период становления наших олигархов. И вот здесь труднее всего объяснить, так как американцы, хоть и не читали Маркса и его анализ капиталистического хозяйства, никак не могли взять в толк, зачем государство продало в частные руки заводы, дававшие астрономическую прибыль и бюджетные поступления, за бесценок. Ведь многие реприватизированные предприятия полностью окупили вложения своих новых хозяев за пару лет. Но главный вопрос был даже не в этом. Зачем, распорядившись, таким образом, тем, что было в руках, государство начало клянчить займы на Западе? Это очевидно для любого начинающего экономиста. Как было им объяснять, что экономика здесь ни при чем, что почетное звание «зять» больше значит, чем все экономические целесообразности, вместе взятые. Что кумовство может не только дать физическое удовлетворение (та не кума, что под кумом не была), а и довести совершенно неподготовленных и непрофессиональных людей до министерского кресла. Как объяснить гражданам страны, где не только президент (или, может, наоборот, где все, начиная с президента), но и все конгрессмены обязаны декларировать подарки свыше «астрономической» стоимости... около 200 долларов, что на постсоветском пространстве подарки руководителей стран друг другу по стоимости сравнимы лишь с дарами из сказок Шехерезады (но ведь, то сказки, а яхты, ювелирные украшения весьма осязаемы), не говоря уже о том, что понятие декларации или вообще их оглашения в законодательном поле не рассматривается. Американская же система бизнес-отношений одинакова для всех. Именно потому, что правила игры ясны и понятны, их прозрачность сформирована не постоянно меняющимся законодательством, подыгрывающим тем, кто больше и лучше пролоббирует свои интересы, малый бизнес как составляющая часть американской экономики занимает в ней существенный сегмент и прекрасно выживает. Но и здесь идет борьба по всему полю.

На практике нередко можно наблюдать, как за какой-то год сменилось несколько владельцев одного помещения. Даже в Манхеттене, центре торговли и туризма, пустые, ждущие своего хозяина помещения в деловых кварталах наводят на мысль об огромной конкуренции в оказании одних и тех же услуг. Однако начинающий бизнесмен не отсиживается в окопах. Он знает, что ему необходимо отчитаться, и главным документом, как, собственно, и для всех граждан Америки, является декларация о доходах, предоставляемая раз в год. Корректируй свои затраты в течение го¬да, как душе угодно, но декларацию до 15 апреля подай. Дикие налеты налоговой, других служб ему не приснятся и в страшном сне.

Плати исправно налоги. Выполняй свою работу в соответствии с требованиями, если нужна лицензия – получи, и все будет ОК.

Дата добавления: 2013-01-29 < Техника БИ Главная >

Сегодня: 09.04.2020


 

Orphus system

Подпишись на новости о карате

Популярное фото

IKO International Technical Seminar

Популярное видео