Франция сегодня

1

Новости пестрят картинами террора, окутавшего Францию. Журналисты, с удовольствиям смакуют темы взрывов в этой крупной европейской стране, а россияне либо выражают свою скорбь, либо сетуют, отчего гибель российского авиалайнера не вызвал такой мировой резонанс, как парижские теракты. 



Самое время для разъяснения причин и «подводных течений» всех недавних событий во Франции обратиться к эксперту - Александр Владиленович Арапов – профессор института заочного экономического образования Воронежского государственного университета; член-корреспондент Российской академии естествознания; член Российского философского общества, член Новой экономической ассоциации; эксперт Единой дискуссионной площадки Совета при Президенте РФ по модернизации экономики и инновационному развитию России, доктор философских наук. Ссылка на страницу в facebook.com  

 

Франция – новая мишень для терроризма? В чем причина такой открытой агрессии?



Собственно вся идеология нынешнего террора сформировалась еще в 1970-х г. в левом постмодернистском проекте. ИГИЛ – это не просто некий реликт средневековья, как  кто-то может думать, а постмодернистский проект. Все эти паранджи, никабы, публичные казни  -это идеология сознательного отрицания модерна, сознательной архаизации. Не надо думать, что ИГИЛовцы  - это такие дремучие люди, которые  и не слышали, что существовали Просвещение, прогресс, демократия  и т.д. и просто продолжают жить, как жили 500 лет назад. В Сирии и в Ираке уже давно существовали вполне современные «модернистские» государства с современными политическими, юридическими, идеологическими институтами. Основу вооруженных сил ИГИЛ составляют бывшие офицеры иракской армии, которые получили вполне светское военное образование. Это проект архаизирующий, а не консервативный. Одно дело «не дойти» до современности, а другое – стараться из неё уйти. ИГИЛ отрицает всю «современность»,  все ценности и идеалы  Просвещения. Для него мир современной Европы, сформированной Просвещением – это мир зла. Не случайно для терактов в Париже были выбраны в качестве мишеней объекты, связанные с типичными чертами образа жизни современного европейца, человека Запада. Но еще в 1947 году Адорно и Хоркхаймер писали в своей работе «Диалектика Просвещения»: «С давних пор просвещение в самом широком смысле прогрессивного мышления преследовало цель избавить людей от страха и сделать их господами. Но наконец-то просвещенная планета воссияла под знаком триумфирующего зла». 

 

Итак, для левых  постмодернистских интеллектуалов Просвещение ведет  к «триумфирующему злу». Мир современной Европы для них – это мир системы – угнетающей, подавляющей человека, лишающей его подлинности. Это «фабрика»  из «Полета над гнездом кукушки» или «товарный склад». В отличии от марксизма, с его устремленностью в будущее, для франкфуртской школы характерны архаизирующие тенденции. В той же «Диалектике просвещения» авторы пишут «Потребность спасти прошедшее в качестве живого вместо того, чтобы использовать его в качестве материала прогресса». Ваххабитские доктрины не выдерживают никакой рациональной критики? Тут можно вспомнить, слова американского постмодернистского теолога Кристофера Момани: «Указание  на «критику критицизма» наилучшим образом проясняет  конструктивный проект постмодернистского сознания. Часто цитируемая ссылка Рикера на «вторую наивность» наиболее прямо выражает значение  постмодернистского возврата к домодернистским источникам».  


Франкфуртская школа отказалась от классической марксистской схемы, согласно которой есть класс эксплуататоров-угнетателей –буржуазия и есть класс угнетенных – пролетариат. Угнетает не класс, угнетает безличная система. И буржуазия и пролетариат  - соучастники этого угнетения. Каждый человек в системе - и угнетенный и угнетатель одновременно. Это не значит, что борьба невозможна. Адорно и Хоркхаймер говорят о «подлинно революционной практике». Однако, кто же будет осуществлять эту практику?  Кто может осуществить революционное действие? Аутсайдеры, маргиналы,  те, кто не интегрировался в систему, те кто находится на ее периферии. И тут взоры левых обращаются к третьему миру. Возникло понятие «тьермондизма» - «третьемирничества». Во Франции уже тогда было много людей из Африки, из бывших французских колоний. В них и увидели революционную силу, «сыновей Каина», противостоящих «сыновьям Авеля»  - обывателям, пользующимися всеми благами системы.


Этот образ был взят из стихотворения Бодлера.  


Сын Авеля, дремли, питайся;
К тебе склонен с улыбкой Бог.

Сын Каина, в грязи валяйся,
Свой испустив предсмертный вздох.

Ага, сын Авеля, в болото
Лечь плоть твоя осуждена!

Сын Каина, твоя работа
Как следует не свершена.

Сын Авеля, пощад не требуй,
Пронзен рогатиной насквозь!

Сын Каина, взбирайся к небу
И Господа оттуда сбрось.

Но в 70-е гг. алжирцы не особенно стремились войти в террористическое подполье. Террористами поколения 70-х были, всё-таки европейцы-интеллектуалы.


22 мая 1967 произошел пожар в брюссельском  универмаге "Инновасьон". Погибли 350 человек. Причиной его стала случайность. Однако «новые левые» из «Коммуны-1» очень радостно откликнулись на это событие. В своих листовках они представили его как спланированную террористическую атаку. Вот, что они писали: «Наши бельгийские друзья наконец разработали план, согласно которому население сможет испытать все радости Вьетнама: они поджигают большой магазин, и триста пресыщенных жизнь буржуа заканчивают свою жалкую, трепещущую жизнь с поистине вьетнамскими ощущениями. Брюссель дал нам единственно возможный ответ: ‘Гори, Товарный склад гори’». Эта листовка была лишь фантазия о теракте: причиной трагедии стало нарушение правил противопожарной безопасности. Однако, одна из листовок «Коммуны-1» завершалась словами: «Когда же загорятся берлинские универмаги?» 2 апреля 1968 года группой левой молодежи был осуществлен уже сознательный поджог франкфуртского универмага. Этот поджог был объявлен «факелом в честь Вьетнама» и одновременно «свадебным факелом» по случаю свадьбы двух членов террористической группы. Лидер «Коммуны-1» Фриц Тойфель  сказал по этому поводу «А все-таки лучше жечь универмаги, чем управлять ими». Потом уже были РАФ и «Красные бригады». Были реальные убийства.


Здесь можно провести аналогию с русскими народовольцами 1860-х. Они считали, что революцию в России должно совершить крестьянство. Пошли в народ, стали агитировать, но крестьянство тогда за ними не пошло, и они сами занялись террором. В 1860-е крестьянство не пошло за революционерами, а через 50 лет, в 1917 – уже пошло. Вот и сейчас выходцы из третьего мира стали боевиками-конспираторами. Осуществилась мечта «новых левых» о восстании «детей Каина» против «Системы»?
- Какие «подводные камни» могут скрываться в этих актах? Кто же, все – таки, стоит за всем этим?


Конечно, возникает вопрос: как французские спецслужбы все это проглядели? Куда смотрели разведка и контрразведка НАТО? Опять вспомним Императорскую Россию. Историю противостояния российских спецслужб и боевиков-эсеров. Все слышали про Азефа. Он был руководителем боевой организации эсеров и одновременно агентом Департамента полиции. Не буду пересказывать подробности его биографии, ее легко найти в сети. Поговорим о существе вопроса. Было известно, что он возглавляет террористическую группу, готовит и осуществляет теракты. Почему же его не арестовали? Это была игра с так называемым «центральным агентом». Центральный агент – это агент из числа руководства организации. Ему многое позволяют, даже отдельные теракты, чтобы контролировать организацию в целом и предотвращать более серьёзные акты. Но это игра обоюдоострая. Тут возникает два парадокса. Парадокс первый. По определению центральным агентом может быть человек, который занимает центральное положение в подпольной организации. Но если человек стал руководителем боевиков, значит это человек неглупый и волевой. От него трудно ожидать, что он будет послушной куклой в руках кукловодов охранки. Именно такой агент, с наибольшей вероятностью может начать играть свою игру. Второй парадокс. Для того, чтобы эффективно защищать общество и государство, спецслужбы должны осуществлять свою деятельность  в условиях строгой секретности. Защищая общество, они должны быть закрыты от обсуждения подробностей своей деятельности самим обществом. В этой обстановки закрытости и в то же время больших возможностей, больших ресурсов, создается обстановка благоприятная для возникновения  разных «внутренних партий», для формирования симбиоза  этих «внутренних партий» с различными элитными кланами и группами интересов.  Центральные агенты оказываются картами, которые эти внутренние партии хотят разыграть в своих интересах, непрозрачных для общества. И вот «центральный агент» Департамента полиции  Азеф убивает министра внутренних дел и шефа корпуса жандармов В. К. Плеве в 1904 г. А в 1911 г. другой агент охранки Богров убивает премьер-министра  П.А. Столыпина. В элите империи были люди, которые были заинтересованы в устранении Плеве, и, позднее, в устранении Столыпина. Партийные амбиции Азефа и закулисные политические игры, могли в какой-то момент найти некую равнодействующую. Такая равнодействующая могла образоваться в Европе и сейчас.

 

Чего ожидать Франции, в частности и Европе в целом?



Вспомним снова 70-е, в Италии их назвали «свинцовые годы». Это были годы террора «Красных бригад». Позднее обнаружилось что «Красные бригады» были связаны с определёнными кругами в спецслужбах, с созданной натовской разведкой тайной организацией «Gladio». Это организация была создана в Италии по инициативе министра обороны Паоло Тавиани в середине 1950-х гг. Серия громких терактов была реализацией «стратегии напряженности», направленной против роста влияния в Италии Коммунистической партии. Террор крайне левых служил целям правых. В работе организации участвовали Президент Италии Франческо Коссига и премьер-министр Джулио Андреотти. Численность организации составляла около 600 человек. В 1990 г. Коссига заявил, что он гордится тем, что тайна "Гладио" сохранялась на протяжении 45 лет. 
Такие проекты обычно долгосрочные и связаны с достижением стратегических целей.



- Кто может стать следующей мишенью террора?



Надо полагать, цель будет иметь символический характер. Террор  - это театр ужаса. Это не диверсия, преследующая прагматические военные задачи. Террор должен воздействовать на воображение, вызывать острую эмоциональную реакцию.



- Насколько позиция Франции во внешнеполитическом вопросе разниться с ее «братьями по оружию»?



Времена де Голля прошли. Во Франции, конечно, есть голлисты, но не они определяют внешнюю политику Франции. Франция идет в русле общеевропейских тенденций, которые вообще не связаны с ее национальными интересами, так же как, впрочем, и с национальными интересами  других европейских стран.



- Какую роль может сыграть в этом вопросе Россия? Стоит ли вообще искать Франции поддержки из вне?

 


В настоящее время никакой военный союз между Европой и Россией или одной из европейских стран и Россией невозможен. Может быть какое-то ситуативное сотрудничество, очень ограниченное. Что касается поддержки, то ведь речь идет не об обычной войне, где может потребоваться помощь техникой, вооружениями, солдатами. Это война элит и спецслужб. Чтобы победить террор, европейским элитным кланам надо отказаться от искушения использовать его как козырную карту в параполитических играх.



- Насколько отношения между мусульманами в России с русскими отличается от отношений европейцев с ними?



В Европе большинство мусульман – это иммигранты или дети иммигрантов. В России, народы, исповедующие ислам, живут веками. Традиционная мусульманская община России исторически стояла и стоит на патриотических позициях. Можно вспомнить слова татарского поэта Габдуллы Тукая: «Нам предлагают подлецы, мы слышим чёрный их совет К султану Вы должны уйти, а здесь для вас дороги нет…  Мы не уйдем туда: уйти не могут города и реки, здесь пережитые века пребудут с нами, здесь навеки». Особую опасность представляет распространение в России салафизма. Очень печально видеть, когда на футбольных матчах некоторые болельщики дагестанских команд поднимают флаг не Дагестана, а Саудовской Аравии. В борьбе за умы и  сердца не должно быть места пассивности, выжидательным настроениям, надеждам на то, что все само собой устроится. Особую опасность салафитским группам придает их стремление к инфильтрации, постепенному проникновению в существующие традиционные религиозные сообщества и приобретению в них определяющего влияния. За приобретением влияния следует фактическая или юридическая  замена духовных лидеров и превращение некогда вполне традиционного религиозного сообщества в очаг ваххабитской пропаганды. 


В настоящее время существует большая подвижность населения  и в пределах Российской Федерации и в пределах СНГ. В российских городах оказывается большое число людей отождествляющих себя с исламом, но при этом не имеющих сформированных религиозных взглядов. Эти люди становятся объектом воздействия и, зачастую, легкой добычей ваххабитских пропагандистов. Представители традиционного российского мусульманского духовенства должны целенаправленно работать в среде мигрантов. Лидеры национальных диаспор должны создавать в своих диаспорах духовный климат, способствующий взаимоуважению и взаимопониманию между представителями различных религий и национальностей. Для эффективного противодействия этому руководители национальных диаспор и религиозных объединений должны держать руку на пульсе духовной и экономической жизни в своих сообществах, проявлять  каждодневное внимание к нуждам и проблемам людей. Традиционные для России исламские религиозные организации должны выработать формы и методы эффективного противостояния ваххабитской пропаганде. На все заявления и утверждения ваххабитов должны быть сформулированы достойные опровержения. Традиционному исламскому духовенству необходимо суметь донести свои аргументы до каждого верующего, выразить их в доступной и убедительной форме. Особое значение для всех конфессий имеет работа с молодежью. К сожалению, в определенный период представители радикальных исламистских групп сумели найти подход к значительному числу представителей молодого поколения на Кавказе и в других регионах, втянуть их в банды и террористические группы. Традиционное духовенство должно совершенствовать работу с молодежью, завоевывать у нее авторитет, вырабатывать у нее приверженность традиционным духовным и моральным ценностям и иммунитет к экстремистским идеям.

 

 

 

 

по материалам Николая Сокиркина 

 

                      

 

 

Дата добавления: 2015-11-30 < Техника БИ Главная >

Сегодня: 20.04.2021


 

Orphus system

Подпишись на новости о карате

Популярное фото

Прийнято рішення про перенесення Чемпіонату України

Популярное видео