Михаил Андреев. "Наставник часто говорит: «Посмотри, как бьет Тайсон или Холифилд, бей так же»

1

Китайская культура для Азии, всё равно, что древняя Греция для Европы. Нет такого культурного аспекта, который бы не перекочевал из Китая  в соседние страны. Китайский язык долгое время считался в Японии языком учёности, ровно как латынь в Европе, чайная церемония прошла долгий путь, осев в странах Юго-Восточной Азии.

Но не менее интересно и влияние китайских боевых искусств на вышеуказанные регионы. Это отчётливо видно в единоборствах Вьетнама, прослеживается это в воинских искусствах Кореи и, конечно же, не прошло стороной такое влияние мимо боевых искусств Японии.

Сама китайская культура сформировалась под воздействием  философии даосизма, конфуцианства и чань-буддизма.

Что же такое, «Проходимый Путь», что есть духовно-материальная основа «ци», как вообще стоить расценивать философские сентенции китайской философии, прошедшей через грани китайских единоборств? Об этом поговорим с представителем стиля СИНЪИЦЮАНЬ, руководителем Российской школы синъи люхэцюань Михаилом Андреевым.

 

 

Здравствуйте, Михаил.

Расскажите, как вы пришли к восточным единоборствам? Чем для вас стали китайские системы?

 

 

Всё началось в 1985 году, когда мне в руки попала некая переводная самиздатовская книга под названием «Кунг фу». Автора я уже не вспомню, да это и неважно. По факту это было описание базовых движений каратэ под а-ля китайским соусом. Освоив это сокровище и ещё пару книг по каратэ, я отправился в ближайшую подпольную секцию. Уровень преподавания в ней можно оценить хотя бы потому, что я со скромным опытом самостоятельных занятий уже через месяц оказался в числе лучших учеников! Ужас!

Думаю, мне тогда просто не повезло, и если бы удалось попасть к настоящему специалисту, то все, возможно, обернулось бы иначе. Однако представление о каратэ у меня уже сложилось. Я продолжал поиски. Книга Роланда Хаберзетцера об ушу стала новым откровением. О! Тут всё гораздо интереснее, и так красочно! Только где это можно изучать?

В 1988 г. на ТВ в киноальманахе "Вокруг света" прошел ряд сюжетов об ушу, в одном из них мельком упомянули о возможности заниматься. Так я оказался на занятиях у Алексея Александровича Маслова.

Затем несколько лет тренировок в Москве, призовые места на различных соревнованиях в Китае и в Малайзии, стажировки у китайских мастеров. Поскольку без языка освоить традиционное ушу невозможно, я начал изучать китайский, в том числе – в Шанхайском университете иностранных языков. В Шаолине занимался под руководством наставника Ши Дэцяня. В Шанхайской «Ассоциации Чистых боевых искусств» изучал мицзунцюань у Фан Чаншена. Так получилось, что я последовательно занимался шаолиньцюань и мицзунцюань, но когда познакомился с сутью синъицюань, стиль меня потряс своей глубиной и проработанностью.

Однако мастеров, владеющих всеми тонкостями и секретами стиля, в России не было, и после несколько лет занятий стало понятно, что для полноценного освоения стиля надо ехать в Китай. В поисках наставника объездил весь центральный Китай, бывал на юге и севере страны. Встречался с мастерами разных направлений синъицюань. Среди них были и именитые наставники, такие как Чжан Сигуй, Сун Гуанхуа, Чжан Шицзе, Сюн Шоунянь, Ли Хун, Тан Чженьчжун. Встречи с малоизвестными (за пределами Китая) мастерами были ничуть не менее интересны. Китайцы говорят: «Великое счастье встретить своего наставника», вот и я искал, встречался, разговаривал, тренировался. Слушал их, себя, и чувствовал – пока не то, не моё.

В общем объездил почти всю страну, а нашел «своего» учителя там же, откуда начинал поиски – в Пекине. Пройдя ритуал вступления в школу, я стал учеником мастера синъицюань в четвертом поколении Сунь Сюя. Всё, ура, нашел! Начались тренировки. И тут обнаружилось, что, прозанимавшись ушу почти 20 лет, я, оказывается, почти ничего не знаю! И знаете, это обрадовало! Не важно, сколько ты знаешь, важно, сколько предстоит узнать! Всё, что изучалось до сих пор, – была оболочка, фантик, а наставник Сунь открыл мне в ушу такие глубины, о которых я и подумать не мог.

В Китае говорят: «Изучение ушу это изучение своей изумительной внутренней сущности». Про себя я могу сказать примерно так же – ушу – это лучший способ узнать себя, свои возможности.

 

На Западе многие направления боевых искусств и практик приобрели чрезмерный эзотерический акцент. Можно ли сказать, что тем самым они утеряли свою практическую значимость и превратились в некий экзотический фитнес?

 

 

Пожалуй, соглашусь, большей частью дело обстоит именно так. Вопрос почему? Ответ я бы разделил на две части. Во-первых, в самом Китае в этом отношении ситуация тоже не простая. Мощнейший удар по развитию ушу нанесла «культурная революция» 1966-1976 гг. В те годы ушу попало под запрет как «распространение феодальных пережитков и религиозных предрассудков». Начались гонения на мастеров. Было запрещено не только преподавание, но и занятия вообще. Со временем полный запрет был снят, но разрешались только «полезные» формы ушу, т.е. искусственно созданные спортивные и оздоровительные, прочее считалось вредным. Из ушу активно вымывалась прикладная и философская составляющая. К тому моменту, когда Китай начал открываться внешнему миру, именно это ушу и предлагалось как истинная традиция.

К концу 80-х годов китайцы спохватились, что теряют мощнейший слой своей культуры в виде традиционного ушу. Школы ушу начали получать государственную поддержку, и целые институты начали изучать наследие ушу. Начали активно публиковаться книги известных мастеров. Тогда же стало понятно, что иностранцам не слишком-то интересна гимнастика под видом боевых искусств.

Вторым обстоятельством оказалась традиционная закрытость китайских школ. Мастера совсем не спешили делиться своими знаниями с иностранцами. Было найдено интересное решение: назначались специальные люди по работе с иностранцами, как правило, те, которые любят публичность и умеют быть на виду, популярные на Западе, нередко это дети, внуки племянники знаменитых мастеров прошлого. Уровень их мастерства? Не обсуждается. Они «оттягивают на себя» иностранцев, интересующихся ушу, а настоящие мастера остаются в тени. Таким образом, ушу как бы разделилось на две части: для внутреннего и внешнего пользования. Разумеется, вторая часть оказалась не лучшего качества. Мне приходилось сталкиваться с подобной ситуацией в Китае. Например, знакомые китайцы пытаются организовать встречу с известным мастером, на что он им отвечает: « Иностранцы? Нет, не пойду. У нас для этого есть Ли такой-то, вот пусть с ним и разговаривают».

В последние годы ситуация начала меняться. Китай стал другим, не слишком много молодежи готовы посвятить себя непростому делу изучения традиционных единоборств, большинство выбирают бизнес, работу. А средний возраст наставника ушу за 60. Уходят мастера, и традиция уходит. Понимая это, многие мастера начинают брать в ученики иностранцев, имеющих желание и возможность заниматься ушу, чтобы сохранить традицию. 

 

 

Что значит практиковать то или иное искусство в каждый момент твоей жизни?

 

 

Это просто. Принципы синъицюань просты и безыскусны, в них нет никакой вычурности. Суть в том, чтобы правильно встать, повернуться, шагнуть, поднять руку, и так далее. Их можно применять повседневно, в обыденной жизни. Может показаться забавным, но тренироваться можно и прогуливаясь по улице и даже стоя в общественно транспорте. Причем никто из окружающих этого не заметит.

 

 

Что такое «Дао»? Не кажется ли вам, что в западном варианте этот феномен приобретает некую статическую характеристику?

 

 

Это очень не простой вопрос достойный отдельной статьи.

Есть формулировка, с которой я полностью соглашусь: Дао это универсальный закон мироздания, включающий в себя все остальные законы, закономерности, правила и т.д.

 

 

Как следует понимать слова: «Проходимый Путь не есть вечный Путь»?

 

 

Занятия ушу это нескончаемый процесс. Сколько бы ты не прозанимался и каких бы высот не достиг, всегда будет казаться, что ты ничего не знаешь.  И если ты решил, что всё знаешь – это точно тупик.

Но сказать по чести, не уверен, что фраза из «Дао дэ цзин» - 道可道非常道 переводится именно так.

 

 

Основная концепция китайской натурфилософии «Ци». В рамках привычного взгляда, это духовно-материальная основа, но как это понять в рамках нашего привычного мировоззрения?

 

 

Боюсь – ничего нового  про ци я  сказать не смогу. Лучше слова, чем энергия здесь подобрать сложно. Иероглиф ци в разных вариантах присутствует в  словах, воздух, сила, дыхание, погода, дух.  Ци пропитывает все, что нас окружает: воздух, камни, воду, всё. Относительно человека ци разделяется на «Прежденебесное» т.е. данное от отца с матерью при рождении, и «Посленебесное» получаемое с едой и воздухом. В привычных нам понятиях получается:  чем больше нам дано от родителей и чем правильнее наш образ жизни, тем больше живем.

Занимаясь цигун, мы с дыханием получаем  «вай ци» (внешнее ци) правильно направляем, преобразуем его в  «нэй ци» (внутренние ци) и перераспределяем нужным нам образом. И в этом наше сознание играет самую активную роль.

Надо сделать важное примечание: цигун отнюдь не безобидная вещь. Занимаясь им неправильно, можно нанести себе немалый вред, и устранить эти последствия будет весьма непросто. Это большая отдельная тема, рассмотреть которую в рамках данного интервью будет сложно.

 

 

 

Расскажите о вашем стиле. В чем его принципиальное отличие от многих других школ китайских боевых искусств?

 

 

А нет у него принципиальных отличий, все школы сходны. Я, конечно, говорю о настоящих боевых искусствах. Ну, посудите сами: в синъицюань плечи расслаблены, ноги подсогнуты, удар (усилие) идет из задней ноги, передаётся корпусом. В карате то же самое, и в боксе.  Наставник часто говорит: «Посмотри, как бьет Тайсон или Холифилд, бей так же». Есть различие в формировании корпуса, геометрии движений, способе шага. Описывать стиль в статье – дело неблагодарное и бесполезное, на это самое малое книга нужна.

По легенде, основателем стиля синъицюань (и еще дюжины стилей ушу) является генерал Юэ Фэй (12 век), национальный герой Китая, впоследствии обожествленный. Первым человеком, который упоминается в уездных хрониках именно в связи с синъицюань, является Цзи Цикэ (17 век). Он был армейским наставником, и его идея состояла в том, чтобы переложить принципы боя с копьем для кулачного искусства. Многие моменты в синъицюань действительно проще всего понять через приемы для работы с копьем.

Стиль можно отнести к разряду «дуань да» – боя на короткой дистанции. Практически отсутствуют высокие удары ногами, в основном – не выше пояса. Широкоамплитудные удары отсутствуют.

Стиль проявляет особую требовательность к «построению тела», формирования позиций, позволяющих передавать усилие с минимальными затратами физических сил. Вот на это тратится много времени и сил. Тут важно всё: угол постановки стопы, верный поворот и наклон корпуса, формирование грудного отдела, поясницы и т.д. и т.п. Отрабатывается всё это крайне медленно и с одновременным выполнением множества требований, пока все принципы не войдут «в плоть и кровь». Затем, в реальном бою, такая подготовка тренировка обеспечивает фантастическую скорость передвижений и мощность ударов. Но это приходит потом, а сначала любой начинающий может подтвердить: на первых этапах обучения больше всего устаёт голова.

 

 

Расскажите о двух важных составляющих «Кулака формы и намерения».

 

 

Синъицюань делится на два условных раздела: «Пять первостихий» (или первоэлементов) и «Формы животных». В первом разделе изучается пять ударов, или, точнее, принципов передачи усилия, каждый из которых в свою очередь связан с пятью мирообразующими элементами даосской космогонии: металлом, водой, деревом, огнем и землей. Помимо этого, каждое из пяти движений энергетически связано с одним из пяти внутренних органов человека.

Итак: 1) Нисходящее усилие – рубящий удар ладонью или кулаком, стихия металл, орган легкие. 2) Восходящее усилие – буравящий удар вперёд-вверх, стихия вода, орган почки. 3) Пробивающие усилие – прямой удар кулаком, ладонью, пальцами, стихия дерево, орган печень. 4) Взрывное усилие – прямой удар кулаком и т.д. с одновременным отводящим наружу блоком предплечьем второй руки, стихия огонь, орган сердце. 5) Отводящее усилие – горизонтальный удар-блок предплечьем, стихия земля, орган селезенка.

Хочу повторить: это пять принципов передачи усилия, а не просто пять ударов.

Используя означенные пять принципов, осваиваются формы животных.

В зависимости от школы, форм животных в синъицюань может быть от 10 до 15, в нашем направлении их 12: дракон, тигр, змея, птица или зверь Тай, крокодил, петух, обезьяна, медведь, лошадь, ястреб, ласточка, сокол. Особенность практики синъицюань в том, что тренируется не внешняя форма движений того или иного зверя, а его суть, усилие, характерное для конкретного животного. По внешнему виду зачастую весьма непросто отождествить форму с животным.

Принято считать, что в разделе «пять первостихий» изучаются принципы стиля, в разделе «12 форм животных» – их боевая реализация.

 

 

Какая связь вашего стиля с разного рода стилями ушу в Китае?

 

 

Все стили создавались в одной культурной среде: смеси даосизма, буддизма, конфуцианства и фольклора. Нет ни одного традиционного стиля, где в названиях и описаниях приемов отсутствовали бы эти компоненты. И это их роднит.

 

 

В чем принципиальное различие между японскими и китайскими школами боевых искусств?

 

 

Я не занимался изучением этого вопроса, и мое мнение будет весьма субъективным. Во-первых, что сравнивать? Китайские боевые искусства намного разнообразнее японских. Бессмысленно сравнивать тайцзицюань и карате. Лучше сравнивать мастерство владения стилем, а не сами стили.

С технической стороны, если согласиться, что все стили каратэ уходят корнями в фуцзяньские (южнокитайские) стили ушу, то, на мой взгляд, карате пошло по пути упрощения движений. Видимо, приемы карате выбирались из соображений максимального прикладного значения.

 

 

Чем отличаются понятия «нэй-гун», «вэй-гун» и «ци-гун»?

 

 

Нэйгун – это в основном мышечная работа, малозаметная стороннему взгляду, например открытие – закрытие груди, осаживание поясницы и т.п. Не приходилось до сих пор встречать термин «вай гун». По логике – это любые движения корпуса, рук и ног. Речь может идти о комплексах таолу, одиночной, парной работе, любые физические упражнения.

 Цигун в чистом виде – это ментальная работа, если она совмещается с какими-либо физическими движениями – это уже цигун и нейгун. Часто говорят, что цигун – это работа с энергией ци, то есть с дыханием, но с китайской точки зрения это бессмысленно, поскольку, какой бы практикой вы ни занимались, не дышать вы попросту не сможете.

 
по материалам Николая Сокиркина 
 

 

Дата добавления: 2016-03-30 < Разное Главная >

Сегодня: 19.10.2017


 

Orphus system

Подпишись на новости о карате

Популярное фото

Спарринг турнир в Москве

Популярное видео