Результаты выборов в Госдуму: на безрыбье и Зюганов оппозиция

1

Что происходит в оппозиционных кругах и почему россияне решили бойкотировать выборы, Politeka рассказал российский политический эксперт Андрей Окара

 

— Результаты выборов стали для вас неожиданностью?

 

— Для меня нет. Не удивила и низкая явка (около 40%). Это в полтора раза меньше по сравнению с предыдущими выборами в 2011 году (60%).

 

Общий результат «Единой России», КПРФ, ЛДПР, «Справедливой России» примерно такой же, как и рейтинг доверия к Путину. Ведь именно Путин был главным фактором на этих выборах. Его передавали как талисман. Вот сколько на партию пролилось «путинской благодати» — столько она и получила процентов на выборах.

 

У серьезных аналитиков не было никаких надежд, что оппозиция наберет 5%. Были определенные соображения, что партия «Яблоко» получит 3%. Тогда могла бы надеяться на государственное финансирование. Однако даже этого не произошло.

 

— Какой увидим конституционное большинство?

 

— «Единая Россия» будет иметь 343 места в следующей Думе. Это, без сомнения, даже больше — чем нужно для конституционного большинства. В такой ситуации значение Госдумы в политической системе еще больше уменьшается. Если раньше надо было хоть как-то договариваться между ведущими фракциями, то сейчас и этого делать не надо. Возникает, правда, вопрос кем же тогда является партия «Единая Россия» — партия власти, или профсоюзом бюрократов?

 

vibory_1454569999

 

— Есть уже кандидатуры на кресло спикера, вице-спикера?

 

— Дума — это не место для дискуссий. Какая разница, кто будет спикером или вице-спикером. Они мало на что влияют.

 

— Значит, выборы выборами, а решает все в конечном итоге один человек — Путин.

 

— На самом деле не один человек все решает, а политбюро. Но в этом политбюро этот «один человек» имеет решающий голос. И председатель Госдумы точно не является членом политбюро и вряд ли им когда-нибудь станет.

 

— Что будет с оппозицией?

 

— Российская политическая система не предусматривает наличие оппозиции. Конечно, есть так называемая парламентская оппозиция, но на деле — это часть власти. Или как ее еще называют — системная оппозиция. Но какой там Сергей Миронов (руководитель фракции партии «Справедливая Россия», — ред.), Геннадий Зюганов (председатель центрального комитета Коммунистической партии Российской Федерации, — ред.) или Владимир Жириновский (заместитель председателя Госдумы, председатель Либерально демократической партии России, — ред.) оппозиционеры?

 

На самом деле все они работают по той же повестке дня, что и власть, Кремль, Путин. Считать их оппозицией можно только разве что пользуясь принципом.

 

— Официальные результаты выборов совпадают с реальными настроениями в обществе?А вот внесистемная оппозиция как была, так и остается внепарламентской. Речь идет о партиях «Яблоко», «Парнас». Они не вписаны в политическую систему. Максимум, на что могут рассчитывать — это партийное строительство и участие в местных выборах. Время от времени их зовут на федеральные телеканалы. Цель одна — показать населению, кто у нас предатели. Теперь непарламентская оппозициия имеет официальный статус — национал-предатели.

 

— То, как в обществе поддерживают внесистемную оппозицию, видно из результатов голосования и низкой явки. В оппозиционных кругах происходила дискуссия: стоит или нет идти на эти выборы. Многие убеждены, что «против лома нет приема». То есть как бы ты ни голосовал, а получишь в конечном итоге конституционное большинство «Единой России».

 

Поэтому основным форматом выражение несогласия с такой действительностью было просто игнорирование выборов. В результате оппозиционный электорат не пришел на участки. С другой стороны, предвыборная кампания «Яблока» и «Парнаса» была совсем неэффективной.

 

— Почему оппозиционные настроения в России так не популярны?

 

— Сегодня мы видим у людей апатию, даже депрессию. Господствует ощущение, что ничего хорошего в России быть не может, а потому надо отсюда бежать. А те, кто за власть, радуются, что «Крым наш» и Путин дал стабильность. Вот такие довольно нехитрые тренды доминируют.

 

— Международное сообщество осуждает аннексию Крыма, но молчит о легитимности проведения выборов на полуострове, а соответственно — и в России.Еще во время Болотной площади (Массовые протесты в декабре 2011 года в связи с фальсификациями на выборах в Думу РФ, по результатам которых парламентское большинство получила правящая партия «Единая Россия», — ред.) можно было говорить, что общество было очень политизировано. Сегодня наоборот — кому-то по барабану, кто-то чувствует внутреннюю иммиграцию, некоторые принимает те правила игры, которые навязывает Кремль.

 

— Действительно, есть проблема с международной легитимизацией выборов в Госдуму. Здесь под вопросом — 229 депутатов. Ведь из них по партийным спискам избирались 225 человека. И в этом голосовании участвовали также жители Крыма и Севастополя, которые мир так и не признал частью России. Также под вопросом остаются те 4 депутаты-мажоритарщики, которых выбрали в этих округах.

 

Это вопрос ставит под угрозу всю легитимность политического процесса в России и тех решений, которые новая Госдума будет принимать. Поэтому многое будет зависеть от эффективности украинской дипломатии и того, поддержат ли украинскую позицию о признании выборов нелегитимными Америка и Европа.

 

— Какова вероятность того, что Запад предоставит такую ​​поддержку и влезет в очередной международный конфликт с РФ?

 

— Все правовые аргумента в этом деле — на стороне Украины. Однако чтобы эти аргументы стали еще и политическими, нужны очень специфические лоббистские действия со стороны украинской дипломатии. Она должна быть адекватной и профессиональной. В частности, быть заинтересованной в точечном воздействии на мировое общественное мнение и международную политическую элиту.

 

Сумеет ли — большой вопрос. Ведь западная элита сама по себе вряд ли решится говорить о нелегитимности Госдумы в формате 229 человек. Но вполне вероятно, что может и не признать право на мандат 4-х человек, которые будут представлять в Думе Крым и Севастополь.

 

— Ключевая тенденция — монополизация власти. Еще один тренд: в России существуют только два политика — Путин и Рамзан Кадыров (президент Чечни с 2007 года, — ред.). Все остальные — это чиновники или клоуны. Политики как публичного и конкурентного процесса не было раньше и не будет в ближайшей перспективе.— Как будет развиваться политический процесс в России в ближайшей перспективе?

 

Сейчас все мажоритарщики, избранные в Думу, хвастаются — как они помогли всем обиженным и «темным» у себя на округе. Поэтому будем иметь политику в формате «практики малых дел» — то есть на бытовом, а не на глобальном, уровне.

Дата добавления: 2016-09-19 < Политика Главная >

Сегодня: 12.12.2018


 

Orphus system

Подпишись на новости о карате

Популярное фото

В Николаевской области прошла летняя школа киокушин карате

Популярное видео