Тренировки с Масутатсу Оямой

1

Сейчас многие каратисты для того, чтоб прикоснутся к великому искусству киокушин карате ездят в Японию. Они проходят лагеря во время которых они проверяют себя на силу и стойкость духа, ведь не многим дается пройти все испытание от начала до конца. Нам стало интересно, а как проходили тренировки и лагерь киокушин карате при Масутасу Ояме. Кто как ни шихан Станислав Близнюк лучше знает как это было. Он нам и рассказал как все было.

Тренировки в Хонбу занимали практически весь день. Начинались они в 8:00 и заканчи­вались в 22:00. Групп было несколько. Некоторые персонально тренировал Ояма, и все уче­ники находились под его патронатом. Основным условием вхождения в элитарные группы были физические кондиции: ученик должен весить под 100 килограммов и иметь рост не ме­нее 180 см. Занятия проводили инструкторы, которые жили там же и присматривали за учи- дэси. Они были своеобразными сержантами, которые в лучших армейских традициях не да­вали подопечным спуску. Стараниями этих опытных людей в Хонбу царил истинно спарта­нский дух. Жили по 5-7 человек в комнате. Каждый день — ранний подъем, зарядка, вклю­чающая кросс и упражнения. Кросс проходил не по живописным местам какого-нибудь парка, а по шумным улицам Токио, по жаре 30 градусов и больше, в окружении мчащихся автомобилей, в течение 30-35 минут. Затем следовали упражнения, в первую очередь на си­ловую выносливость. После них — водные процедуры и завтрак.

В Хонбу ежедневно приходила госпожа Наоки, которая готовила для всей компании. Результатом ее усилий было простое и сбалансированное меню для людей, уделяющих много времени физическим упражнениям. Важное место в нашем рационе занимали блюда из риса с мясными соусами. Было и мясо само по себе, много свежих овощей и фруктов. Питались три раза в день, всегда можно было взять добавку, так что говорить о недоедании не приходилось.

После завтрака наступало время тренировок и хозяйственной работы. Узнав о том, что я известный спортсмен и тренер, Ояма предложил мне усиленный режим занятий, с тем чтобы потом тренироваться в качестве инструктора. Я с благодарностью принял предло­жение. В течение дня разрешалось участвовать в тренировках, проходивших во всех запах Хонбу. Занятия разной интенсивности шли два часа. Самыми активными были вечерние. Существовал специальный класс, который вел сэнсэй Сигемура, теперешний наставник сборной Японии по киокушин карате.

 

В свой первый приезд в Хонбу я тренировался вместе с учи-дэси, постигая основы бо­евого искусства под руководством Масутатсу Оямы. На третий день моих занятий нача­лись приготовления к отправке в летний лагерь в Татеяму, на океан. Сборы представляли собой отлаженную систему взаимодействия спортсменов и тренеров. Никто не опазды­вал. За час до отправки автобуса все собрались на перекличку, по итогам которой были распределены места в транспорте. В лагерь отправлялось около 300 человек. Сев в авто­бусы, мы поехали к побережью. На месте были часа через четыре, сделав по пути пару ос­тановок.

 

По прибытии мы снова построились. Нас распределили по комнатам, обстановка ко­торых несколько отличалась от моего представления о комфорте: на полу лежали цинов­ки из рисовой соломы, на которых нам и предстояло спать. Никакой мебели, кроме встроенных шкафов со спальными принадлежностями, в комнатах не было. Покатом на полу размещались 15 человек. Подъемы были ранними, предрассветными — за окном ед­ва серело. Всю ночь над головой жужжали москиты, мы поднимались совершенно разби­тыми. «Я приехал сюда не отдыхать, а набираться знаний!» — думал я, и эта мысль помо­гала мгновенно просыпаться и бодро вставать в строй. Нас разделили на группы, от 15 до 20 человек в каждой, включая руководителя сэнпая, мастера 1 или 2 дана. Снова пере­кличка. Оказалось, что есть отсутствующие. Руководитель группы, в которой был обна­ружен недобор, не знал, куда деваться от стыда. Пока группа ждала своих опоздавших, все остальные, выстроившись в цепь друг за другом, начали утреннюю йробежку. Сопро­вождалась она размеренными выкриками «фай-то», что в переводе означает «борьба», каждые два шага. Такой ритм движения и резкий гортанный возглас тренируют выносли­вость и формируют крепкий пресс. Прибежав на берег океана, все сели на колени, под­жав ноги. По команде «мокусо» закрыли глаза...

Медитация. Шелест волн, свежий бриз. Сознание успокаивается. Мысли исчезают, наступает полное расслабление. Команда «ямэ» — открыть глаза. Выполнив ее, я обнару­жил прямо перед собой огромный диск солнца, встающего из воды. Начался новый день. Это был не просто восход, это было начало дня с нашим участием, новый старт на плане­те. И мы первые, кто это видел. Сознание рисовало удивительные картины: столетия на­зад, задолго до нашего рождения, самураи смотрели на восход солнца и видели в нем сво­его императора. Также как и мы, они ощущали себя первыми людьми на планете, прису­тствующими при рождении дня.

Первая и все последующие утренние тренировки проходили возле океана. Мы должны были впитать его энергетику. Перед началом занятий происходил ритуал уборки мусора, который волны выбросили на берег. Операция занимала 15-20 минут.

После медитации занятие прошло легко. Благодаря тренировкам в Хонбу я быстро восстановился после перелета и смены часовых поясов. Все шло по распорядку.

Завтрак. Спортсмены располагались за маленькими столиками в огромной столовой. Она легко превращалась в концертный зал, где кресла и сцену заменяли циновки. Затем следовала дневная тренировка и обед. Потом тренировка вечерняя, которая отличалась от других: она посвящалась национальным японским видам спорта и играм, таким как сумо, слон и т. д. Цель подобных разминок — демонстрация ловкости, быстроты, силы. Все соревнования проходили в доброжелательной атмосфере, под чутким руководством Масутатсу Оямы. Он эмоционально болел за сражающихся, подсказывал приемы, кото­рые, по его мнению, можно было продемонстрировать. Прекрасные уроки для молодых ребят! Уроки доброты и жизнелюбия, твердости духа и уважения к товарищам.

Результаты соревнований фиксировались, а в последний вечер, когда мы подводили ито­ги летнего лагеря, отличившихся поощряли призами, главным из которых был ящик пива.

После трудной тренировки по киокушин спортсмен может позволить себе расслабить­ся в кругу друзей и единомышленников. Уровень культуры японцев не позволял им пере­ходить в этом деле границы приличия. Более того, если на следующий день назначена тре­нировка, то никакие жалобы на вечернюю перегрузку не принимались. Логика была прос­тая: хорошо погулял? Молодец. А сейчас хорошо потренируйся. Довольно часто сайонару, прощальную вечеринку с горячительными напитками, устраивали накануне окончания лагеря, с тем чтобы на следующий день всем вместе провести последнюю тренировку и разъехаться по домам, не «зависая» надолго.

В том первом летнем лагере (а я участвовал в нескольких) упор в тренировках делался на воспитание волевых качеств. Тесты были тяжелыми не столько физически, сколько морально: они требовали недюжинной выдержки и терпения. Одно испытание на первый взгляд было крайне простым — спортсменов загоняли в воду не менее чем на час. Казалось бы, что в этом сложного? Но, поверьте, долго находиться в соленой воде, да еще и одетым в обмундирование каратиста, могут далеко не все.

Полученные навыки я закреплял на тренировках в Хонбу, куда мы вернулись после окончания летнего лагеря. Тренировочная работа продолжалась несколько месяцев. За это время я вполне адаптировался к режиму занятии. По воскресеньям позволял себе выходить в свет, знакомиться с достопримечательностями Токио. Район Икебукуро удачно расположен, на метро можно быстро добраться практически до любого значимого места в столице.

 

 

 

Дата добавления: 2013-06-15 < Спорт Главная >

Сегодня: 17.01.2018


 

Orphus system

Подпишись на новости о карате

Популярное фото

КУБОК ПО КИОКУШИН КАРАТЕ  АР КРЫМ-2013

Популярное видео